Памятник Грибоедову

Занятия наконец-то закончились. Мы с Сергеем Горбачевым сидели на подоконнике в курилке и лениво пускали дым. Пора было ехать в общагу, к чорту на кулички, в конец улицы Бухарестской, но тут заглянул знакомый первокурсник и бодро спросил:

— Грибов не надо?

— А ну покажь! — Стряхнув сонную усталость, заинтересованно ответил Сергей.

Первокурсник развернул пакетик из бумаги в клеточку. Там лежали похожие на высушенных дождевых червей Грибы. Мы переглянулись. Внешний вид этих странных растений был более чем воодушевляющ. Грибы были крупные и крепкие. И пахли осенним лесом.

— Скока? — Спросил я.

Первокурсник назвал цену. Мы, для приличия поломавшись, равнодушно согласились и совершили незаконный товарно-денежный обмен к обоюдному удовольствию.

Решили обставить все красиво. Дошли до памятника Грибоедову, располовинили кучку, и, тщательно перемолов Грибы молодыми зубами, съели.

— Ну, хули сидеть-то? — Произнес Сергей, — пошли, прогуляемся.

— Пошли! — Ответил я, и мы двинулись в сторону центра.

Сгущались сумерки, неверным светом загорелись фонари. Как-то незаметно, за отвлеченной беседой, мы вышли на улицу Рубинштейна. И тут я ощутил, что мои ноги по колено погружаются в асфальт. Не то, чтобы  идти стало тяжело, просто ощущения были пугающе необычны. Подступила неясная тревога. Она концентрировалась и становилась физически осязаемой. Радостный Невский впереди таил скрытую угрозу. От него исходили волны ужаса. Я это остро почувствовал и посмотрел на Горби. Он тоже испытывал нечто подобное, и затравленно сказал:

— Шура, пиздец мы дохуя съели…

— Не пойдем на Невский! — соглашаясь, ответил я.

— Ну его нахуй! Поехали домой…

Мысль о призрачном общажном доме отчего-то успокоила. Мы благополучно проникли в метро и плавно втекли в вагон. Все казалось таким смешным и забавным, пока мы не огляделись. Нас окружали Уроды. Их дегенеративные лица излучали скрытую агрессию. Взгляды осуждали и проникали в те участки мозга, в которых хранилось то, что хотелось забыть навсегда. Как будто мы голые стояли посреди вагона, и люди, показывая на нас пальцем,  строго говорили своим детям:

— Это очень плохие дяди! Они только делают вид что учатся, а сами ведут асоциальный образ жизни! Поганки жрут!

А метро выло адом. Этот хор навсегда заточенных в преисподней душ наполнял ужасом разум,  и только нечеловеческие усилия помогали удержаться в вагоне. Хотелось выбежать прочь из этого подземелья.

Я плюхнулся на освободившееся место и закрыл глаза. Сияющий водоворот в течение неопределимого временного промежутка засасывал внутрь, и вдруг раздался Голос. Он предупреждал, советовал и открывал тайны.  Голос принадлежал существу из другой вселенной. Чужому разуму. Но подсознание, не замусоренное приобретенными ложными истинами, понимало все.

Вечность спустя мы вышли на улицу. Неуютное Купчино показалось очень милым и красивым местом. Светили огни, приятно дребезжа, проезжали трамваи.

Наваждение спало. Свет неподвластной для человека истины медленно угасал, оставляя зыбкий шлейф приобщения к великой тайне. Остался только смех и ощущение невозвратной потери. А спустя некоторое время прошел и он…


Facebooktwitter

Есть мнение?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *